Даль и Пушкин


Книга сказок Владимира Даля с восторгом была встречена всеми лучшими русскими писателями того времени. Особенно радовался выходу этой книги Пушкин. Под впечатлением от удивительного языка сказок Даля он и сам сочинил свою сказку «О рыбаке и рыбке». Рукопись её Пушкин подарил Владимиру Ивановичу с надписью:

«Твоя от твоих! Сказочнику Казаку Луганскому от сказочника Пушкина». Даль вообще был очень дружен с Пушкиным, который горячо поддерживал идею создания словаря. «Сказка сказкой, — говорил он Далю, — а язык наш сам по себе, и ему-то нигде нельзя дать этого русского раздолья, как в сказке. Надо бы сделать, чтобы выучиться говорить по-русски и не в сказке...»



Но почему же Пушкин так хотел, чтобы яркая народная речь сказок Даля вошла и в разговорный язык? Дело в том, что большинство образованных русских людей в ту эпоху предпочитали общаться между собой пофранцузски или по-немецки. Русский же язык считался тогда грубым, и говорить на нем в высшем обществе не любили.

Об этом и печалился Александр Сергеевич Пушкин, а его друг Даль прямо утверждал, что живой русский язык того времени был «втиснут в латинские рамки и склеен немецким клеем». И оба они, каждый по-своему, старались открыть русским людям всю красоту и очарование родной речи.

Вскоре после издания сказок Владимир Даль уехал из столицы на службу в далёкий Оренбург. Каково же было его удивление, когда через год на его пороге появился... Пушкин! Александр Сергеевич приехал собирать материал для книги о восстании Пугачёва. Даль помогал поэту чем мог и вместе с ним совершил поездку в ставку Пугачёва, располагавшуюся когда-то в селе Берды.


Во время дорожных бесед Даль много рассказывал другу о своих языковых находках, сделанных в русских селениях. Особенно понравилось Пушкину незнакомое ему слово «выползина» (так крестьяне называли старую кожу змеи, оставленную ею после линьки). Среди оживлённой беседы великий поэт с грустью сказал тогда Далю: «Да, вот мы пишем, зовёмся тоже писателями, а половины русских слов не знаем!.. Какие мы писатели? Горе, а не писатели!»


Спустя несколько лет в 1837 году друзья снова встретились, уже в Петербурге. Пушкин пришёл к Далю в новом, только что сшитом сюртуке и со смехом сказал: «Ну, брат, какова выползина? Из этой выползины я не скоро выползу!»


...А через несколько дней именно в этом сюртуке Пушкин будет смертельно ранен на дуэли.


Даль приложил всё своё врачебное мастерство, три дня и три ночи неотлучно провёл у постели раненого друга, но спасти его так и не смог. Александр Сергеевич умер на руках у Даля, завещав ему ту самую «выползину» с маленькой дырочкой от пули и перстень с изумрудом. Этот перстень Владимир Иванович всю оставшуюся жизнь носил на руке, которая и написала «Толковый словарь живого великорусского языка».


. Рассказывают, что даже перед своей кончиной он подозвал к постели дочь и попросил её: «Запиши, пожалуйста, словечко». Высказывание о жизни

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© afonnews.ru 2011 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Афон Старец СИМЕОН АФОНСКИЙ статистика