Лучше сухари с водою, чем русские деньги - 1840 год


Лучше сухари с водою, чем русские деньги

«Русские греков уважать и слушаться не стали, - описывает начавшиеся с отъездом о. Аникиты в Пантелеимоновском монастыре беспорядки инок Парфений, - но всегда стали противоречить, еще к тому же и стращать, что монастырь — наш, русский, а начальник у нас князь; мы вас выгоним. Отчего греки, вся братия смутились… и стали говорить ягумену Герасиму и старцу Венедикту, что мы с русскими жить не можем и богатства их не хотимъ; лучше сухари с водою будем есть, да одни; русские расстроили всю нашу жизнь»

[42]. То правда, что русские вели себя в монастыре нетактично, но не без вины по отношению к русским были и греки. «Если я не ошибаюсь в моих замечаниях, — пишет об этом времени наш русский путешественник по Афону В. Давыдов, — то русские монахи терпят в своем монастыре много притеснений, не только в хозяйственном отношении, но и в управлении монастырским имением и даже в церковной службе, которую не дозволяется им отправлять на славянском языке»[43].

Тот же о. Парфений, отнесшийся с суровою критикою к ильинским выходцам, не скрывает, однако, и того, что доля вины за эти беспорядки падает на греков вообще.

«Греков русского монастыря, — говорит он, — более побудили на изгнание князя греки прочих монастырей, потому что они предусматривали, что ежели русские вселятся в русский монастырь, то у всех монастырей свою землю отберут, а наипаче, ежели будет жить князь»[44].

Как бы там ни было, но факт на лицо, когда о. Аникита 9 мая 1836 г. воротился из Иерусалима на Афон[45] и прибыл в русский Пантелеймоновский монастырь, то сразу же попал в самый разгар расходившихся человеческих страстей:

«Русские стали жаловаться на греков, а греки на русских»[46].

«Попущением Божиим свыше, — замечает по этому поводу о. Аникита в своем дневнике, — сатана возбранил делу благому, возмутив старцев монастырских страшиться там, идее же не бе страх, так что не смотря на обещание свое и на увещание мое, отреклись они совершенно от своих слов и отказались вовсе от устроения в монастыре своем престола во имя великого святителя Митрофана»[47], церковь которого «оставалась без окончания до его возвращения»[48].


Кроткому и миролюбивому о. Аниките ничего не оставалось делать, как покинуть негостеприимный монастырь и искать себе и своей братии приюта опять в малороссийском скиту св. пророка Илии.

8 числа июня месяца, после литургии и молебна угоднику Митрофанию, русские иноки икону его «понесли из монастыря в русский Ильинский скит».

На пути, «проезжая мимо, — читаем мы в дневнике о. Аникиты, — древний наш русский монастырь, в котором братия наша, до 30 человек от греческих своих собратий, в том же монастыре иночествовавших, побиени быша, остановился в развалинах сей опустевшей обители и с сопутниками своими, поставив икону св. Митрофана в параклисе Божией Матери, довольно еще уцелевшем, отслужил по усопшим панихиду и потом продолжал путь в скит св. Илии, куда вскоре и прибыл благополучно, и принят был любезно старцами и братией»[49].


Так окончилась полною неудачею первая попытка русских иноков поселиться в своем древнем достоянии в русском Пантелеймоновском монастыре. О. Аникита, получивший назначение, еще в бытность свою в Иерусалиме, состоять иеромонахом при нашем посольстве в Афинах, в скором времени покинул Афон[50] и отправился к месту своего служения, где и скончался 7 июня 1837 года[51].



Павел

В 1839 году была сделана новая попытка привлечь в русский Пантелеймоновский монастырь русских монахов. По приглашению монастырских властей, в обители поселился иеросхимонах духовник Павел[52] с несколькими русскими монахами, которые вышли из состава братии Ильинского малороссийского скита, по случаю происходивших в нем беспорядков.

Но о. Павел прожил в монастыре всего только восемь месяцев и скончался, оставив монастырю весьма почтенную сумму денег в 70,000 (около 7 тысяч рубл. - Высказывания о жизни) пиастров, которая дала возможность хотя несколько поправить расстроенные финансы монастыря.


Иоанникий и Арсений

Оставшаяся братия из русских, после кончины своего духовника, с благословенья о. игумена Герасима, обратилась к о. Арсению[53], знаменитому в ту пору подвижнику и опытнейшему духовнику всех русских, разсеянных еще по многочисленным калибам и келлиям св. Горы, с просьбою, чтобы он перешел с своими учениками на постоянное житье в русский Пантелеймоновский монастырь и собрал бы около себя братию из русских.

Старец Арсений отказался принять на себя непосильный уже для его преклонного возраста труд и предложил старцам обители, не без их желания, выбор свой остановить на его ученике о. Иоанникие, проживавшем тогда на келье св. пророка Илии, близ Ставронивитского монастыря, с двумя своими учениками. О. Иоанникий сначала решительно отказывался, так как поселение его в Руссике было связано с необходимостью принять рукоположение в иеромонаха, чего он всегда страшился, но убежденный своим старцем Арсением, перед авторитетом которого он благоговел, он, наконец, согласился, продал свою келлию, раздал свое имущество ксиромахам русским и 20 октября 1840 года переселился со своими учениками в Пантелеймоновский монастырь.

18 числа ноября месяца о. Иоанникий (в схиме Иероним Высказывания ) был рукоположен Григорием, митрополитом Адрианопольским, в иеродиакона, а 21 того же месяца в иеромонаха и благословлен[54] быть духовником для русской братии[55]. (На главную Высказывание о жизни).


Очерк жизни и деятельности игумена священно-архимандрита Макария Сушкина - ред и доп. Высказывания о жизни

(Житие этого афонского старца публикуется впервые)





Вторая часть жития отца Макария

Очерк жизни Макария Сушкина: Краткий исторический очерк Пантелеймоновского Русского монастыря на Афоне
Савва и Анникита
Личность[URL=http://www.afonnews.ru/forum/all_1/section_67_1/topic_301/] отца Иеронима

Отец Иероним был человек железной воли
Нелегкая задача предстояла о. Иерониму
Письма Серафима святогорца
Бедственное положение русской Пантелеймоновской обители, игумен Герасим
Мы опасались постричь его....
Матушка, благословите!



Первая часть жития отца Макария:

Очерк жизни Макария Сушкина Первая часть
Очерк жизни Макария Сушкина: Детство о. Макария и его воспитание дома и и в школе
Очерк жизни Макария Сушкина: Старообрядцы
Очерк жизни Макария Сушкина: У нас светлее и отворяются Царския двери, а у вас нет
Очерк жизни Макария Сушкина: Миновала пора счастливого детства
Очерк жизни Макария Сушкина: Сын плакал и украдкой продолжал учиться
Очерк жизни Макария Сушкина: Религиозное воспитание
Воспитание детей в пост
Дети в Страстную седмицу и Пасху
Очерк жизни Макария Сушкина: Какая ты толстая!
Очерк жизни Макария Сушкина: Старец Макарий Воспоминания о детстве Троица

Очерк жизни Макария Сушкина: Жизнь в «миру» вступление «в коммерчески круг»
Очерк жизни Макария Сушкина: Меня отец бранил и обижал, а я скорбел
Брат меня обижал на каждом шагу
Очерк жизни Макария Сушкина: Увлечение светскими удовольствиями «Изящно одетый юноша и просто писанный красавчик»
Михаил Иванович, да ты ли это? Ну, братец мой, вот этого я уже от тебя не ожидал!
Беглый очерк жизни в миру
Когда и жених и невеста оба вступают в брак девственными — ангелы Божии радуются на небесах и невидимо летают над брачным ложем их
Очерк жизни Макария Сушкина: Были барышни очень красивые
Трудно, смотри!
Искушение
Прощание


Путешествие по Востоку с паломнической целью Афон Тут, по несчастию, до того овладела мною страсть и помыслы блудные...
Очерк жизни Макария Сушкина: Киев
Константинополь поездка
Письма Святогорца
Так то придется и нам колыхаться среди моря!
Достопримечательности и святыни Константинополя
Очерк жизни Макария Сушкина: путешествие на Синай
А вы кто такой? - Я почетный гражданин Сушкин
Приезд в Пантелеймоновский монастырь

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© afonnews.ru 2011 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Афон Старец СИМЕОН АФОНСКИЙ статистика