Высказывания мирян о монахах, жизнь в монастыре

Когда послушнице выдают заветный комплектик – подрясник с четками и платком, – никто ее не предупреждает, что вместе с тем ей выдается образ монахини, готовой с христианскими любовью и вниманием выслушать любого страждущего и любознательного - в храме или на улице, и ответственность за вложенное в ответ в его уши и душу, ведь для него послушнический подрясник символизирует всю Русскую Церковь, самого Патриарха и даже саму святость… как он ее себе представляет. Верно, подходят не к самой монахине, а к образу, засевшему прочно в нашей самой древней памяти, если только такая есть, пронеся его из рода в род со времен, пожалуй, самого первого монастыря на Руси и самого св.Антония Печерского, да сохранит нас Господь его святыми молитвами!
Да, православные верующие монахов не просто любят, они их перед Богом на руках носят. Так уж на Руси искони – чернцом звали, но в беде и радости навещали его с поклоном и дарами, служа тем не столько самому монаху, сколько надеясь таким причудливым образом заслужить заступничество святых и Царицы Небесной – игуменьи всех монахов – по молитвам этого самого чернца. И даже в наши дни, даже самые далекие от Церкви граждане необъятной России, монахов из общей людской массы выделяют и, бывает, улыбнутся в утешение, помогут в трудную минуту или подойдут посоветоваться, а то и поделятся горем. Горя-то по нашим временам у народа хватает, да и просто одиночества тоже. И нужно ли удивляться, что в ответ они ожидают именно внимание, а не сухую проповедь.

- Вот скажите, как сделать, чтобы отпустило? – изрядно выпившая женщина-охранник на автозаправке подошла ко мне, пока я стою в очереди оплатить бензин и кофе. Она протягивает руку и пытается погладить меня по той части, где по ее мнению находится душа, которую у нее “прижало”, видимо, чтобы мне понятнее было о чем речь. Верно, еще ни один разговор с нетрезвыми ни к чему доброму не приводил, а про пользу и говорить нечего, так что я в таких случаях стараюсь скорей уйти. Улыбаюсь, стараюсь заплатить скорей, но она уже чувствует себя отвергнутой, обижается и во весь голос требует от меня справедливости:

- Нет, почему вы там народ обманываете? Вы все… ТАМ!
“Там” – это в Церкви. “Вы” – это священники и монахи, и вообще все “люди в черном”. “Обманываете”… Но разве же мы обманываем? Нет. Женщину-охранника куда-то спешно уводят продавщицы, но кофе я все равно уже не пью, чтобы случайно снова никого не провоцировать.

Впрочем, агрессивные попутчики редки.


- Девушка, Вы давно уже ТАМ? – приятная женщина в летах подрабатывает “два через два” фотографом в московском универмаге. Снимаю платок, она помогает мне привести себя в порядок перед зеркалом – фото на загранпаспорт.

- Можно сказать и так. – Отвечаю, а сама погружаюсь в размышление об относительности проведенного в монастыре времени. Все же никогда нельзя понять давно ты здесь или только пришел, и стоит ли вообще думать о счете за монастырскими стенами, поскольку вижу: один за 10 лет успел столько же, сколько другой за 20, а Господу нужно и вовсе только наше сердце, ведь Он так нам и сказал: “Сыне, даждь Мне свое сердце”.

- Прямо в церкви живете? – возвращает меня на грешную землю фотографиня и я вдруг понимаю, что она буквально имеет ввиду спальное место рядом с подсвечником и солеей.
- Да нет, что Вы! – не могу скрыть улыбку. – В монастыре живу. Там есть келейный корпус, кельи. В храм на службу ходим.

-Ааа… И что, мужчин к вам туда совсем не пускают? А как же вы тогда? Совсем деток не хочется?
- …!?

Женщины сочувствуют. Причем, как верующие, так и не верующие. Одни понимают, что в монастыре труд на износ, другие ничего не понимают, но их материнский инстинкт помогает найти лучшую, по их мнению, форму для участия – пожалеть. Тогда сыплются вопросы о родительском благословении, о профессии, о любви, страсти и детках… Да, этих вопросов избегнуть не удается. Можно конечно сделать лицо “кирпичом” и направить всех к священнику, но ведь мы живые люди, не истуканы какие-то, и нам вполне по силам понять ближнего, если только он трезв. Ведь каждая монахиня и монах уже отвечали себе на эти вопросы: как теперь быть, если мой путь вдали от радости взаимной любви и воспитания плоть от плоти? Что делать с этими чувствами, которые штормят в душе и не находят куда излиться, пока молитва не станет дыханием, а этого может и не случиться вовсе…

Но на все воля Божия и на духовные дары особенно, а до тех пор “терпением спасайте души ваши”. Лучше уж заранее придумать ответы, чтобы не сочинять на ходу небылиц и не смущать смекалкой неискушенного монастырскими шутками попутчика.


- Ээй, а Патриарх-то Кирилл… Я его однажды видел, а свекр мой с ним обедал у него там… Он молодец! – Даже и не вспомню сейчас того мужчину из метро, возможно, потому что это шаблонная ситуация – про Патриарха и политику заговаривают именно мужчины, особенно про Патриарха и его мифические табачные заводы, за одно и про все “деньги Церкви”. Потом плавно переходят к “жирным попам на мерседесах”, про мой возраст и снова про мужчин в женском монастыре…

Видимо, это как-то особенно волнует – что мы тут, в монастырях, делаем с тягой к противоположному полу.
Но поскольку спасается Христианин не зацикливанием на страстях, а мыслями и делами добродетели, то интерес к беседе довольно скоро у таких попутчиков пропадает – про добродетель слушать не так интересно, а страшные слова “воздержание”, “целомудрие” и “раскаяние” запросто способны пресечь любой разговор на корню, чем я и пользуюсь иной раз. Это даже чем-то напоминает навязшую сектантскую фразу середины 90-х, когда “проповедники” подходили на каждом углу с известной книжечкой в руке и вкрадчиво вопрошали: “Вы читали Благую весть?” Тогда этой фразой можно было манипулировать, как захочется – она вызывала приступ брезгливости и в легкую отгоняла любого, даже милиционеров, возжелавших с чего-то проверять документы у милых студенток, читающих Бродского на скамеечке Дома Пашковых в полпервого ночи. Так и здесь, стоит начать занудно рассуждать о целомудрии, исповеди и соборовании, как весь интерес к беседе пропадает мгновенно.
А знаете ли вы о чудной привычке суеверной части нашего народа сплевывать при виде священника или монахини? Первое время в подряснике я не могла понять, почему так часто вокруг плюются? Не в меня, конечно, но сплевывают за спиной. Думала, кажется? Нет! Москва, 5.30 утра, еду с вокзала домой, поезд ранний – удобно, весь день впереди, вечером назад в губернский монастырь. Тропинка через спальный микрорайон в Черемушках. Приличный гражданин выгуливает еще сонного пса. Прохожу мимо, спиной слышу: “Тьфу!” Нет, думаю, не кажется, надо бы разузнать. И потихоньку ворошу тему - спрашиваю у знакомых, смотрю в интернете и так, случайно, узнаю от соседки о поверье середины советских времен: прошел священник или монашка – сплюнь, не то чего-то там не будет в жизни. Ответ оказался прост – суеверие. Кто и зачем его придумал догадаться не сложно. Последние года два оно как-то сошло на “нет” или я уже перестала обращать внимание…
- Эй, Аллах Акбар?! Гы-гы-гы… – слышу, как подростки ржут над шуткой сотоварища. “Акбар” они часто кричат в спину моему подряснику, но совсем не обидно - не слышно в этом вражды или ненависти. Обычные русские мальчики. Скорее это их неумелое выражение чувств. Вот, рядом монашка – героиня современных детективов и даже сериалов, и ей можно что-то сказать, но ничего в голову не лезет, кроме чужеродного “Аллах акбар!”, этого эха забитого межнациональными разборками телеэфира.

Конечно, эти случаи хоть и часты, но не показательны. Но есть в памяти истории вполне иллюстрирующие современные проблемы общества. Вспоминаю, как мы с юной инокиней бегали по домам владимирской деревни и предлагали любые деньги, лишь бы кто-нибудь согласился помочь нам выкопать могилу – накануне умер ее отец, вдова-мать была слишком слаба, чтобы самой копать промерзшую землю, да и мы ей были не помощницы – первые числа января, -26 – без мужской силы и сноровки никак не обойтись, но где ее найти в деревне вечером? Меж тем, похороны назначены были на утро. Еще по пути из монастыря с нами в рейсовом автобусе ехал крепкого сложения нижегородец. Предвидя сложности, мы попросили у него помощи и он согласился сойти на полдороги помочь выкопать могилу. Уж и не знаю, как он объяснял потом свое отсутствие семье…
Уже ночью на кладбище нам в помощь пришел местный подросток лет 16-ти подработать – ему так скучно стало на местной “Днюхе”, что он нашел альтернативу в копании могилы. Провести подростку морозную ночь на кладбище и подработать копанием могилы та еще затея, но отказать мы ему не могли – иначе не справились бы. Копали наши мужики часов 8, один – ломом, другой – лопатой, а мы им наливали горячий чай из термосов и морально поддерживали пустой девичьей болтовней. Никто из деревенских помочь соседке так и не пришел и причина тому не в межличностных конфликтах, а банально проста и безобразна: потому что у них уже было на этот вечер, что выпить. И никакие деньги им по той же причине интересны не были. Таково расписание современного левши из деревни “Бухалово”: прием заявок по утрам, а к вечеру гармония и нирвана.
И все же, самые тяжелые случаи даже не те, в которых мне, как женщине в подряснике, нагрубили или не помогли. Самое тяжелое, когда человек нецерковный и еще неверующий уже столкнулся с тем, о чем в церковной среде говорить не принято. Такие истории я выслушивала от нефтяного благодетеля, от спецохранника, от персонала наркодиспансера, от приятельницы-терапевта, от родителей послушницы, которую прячут в каком-то монастыре от них, вообще-то от многих, кому пришлось столкнуться с худшими сторонами человека, выступающего в их глазах от имени Церкви. Самый неприятный для меня рассказ я выслушала от своего родного отца. Мама с папой расстались в моем детстве и я разыскала отца в одной горной российской деревеньке всего несколько лет назад. Это был один из первых дней нашего нового знакомства. Сын отца – мой брат, которого я так никогда и не увидела, погиб в 2002 году в Чечне. Посмертно его наградили за мужество крестом. Крестом – здесь как-то двойственно звучит… Или даже тройственно? Отец рассказал, как небрежно и холодно вел себя приглашенный священник на похоронах. И это притом, что ближайший храм в 20 километрах, притом, что там с людьми вообще некому о Боге поговорить хоть раз в году. Ответить мне было нечего. Просто поплакали. Да и не только отцу, всем другим, кто делится горем, почерпнутом там, где с ним следовало бы расставаться – в храме, в Церкви, – тоже нечего сказать. Разве, что все мы – люди… Искать оправдание подобным историям, скажу честно, давно желания нет. Пусть лучше люди знают, что с несправедливостью и болью можно столкнуться везде, и в Церкви нашей земной тоже. Пусть лучше они уповают на Господа и Пресвятую Богородицу, а не на людей, хоть даже они и “в черном”.

- Что, если монах женится? – водитель недорогого губернского такси везет меня из типографии с пачками свежераспечатанных монастырских газет.

- Ну, будет женатый монах, – отвечаю.

- А если раскается и разведется?

- Будет разведенным монахом.

- А если у него дети?

- Разведенный монах с детьми, значит, – отвечаю, а сама уже похихикиваю тихонько, понимаю ведь, что он меня “подловить” пытается.

- Так что же, монаху и деться некуда?

- Монашество – это подводная лодка, куда с нее денешься? Родился в новую жизнь и живи с Божией помощью. Назад ведь нельзя родиться.
- Нельзя вроде… – соглашается водила и тоже улыбается. – Вот у меня сосед в монахи пошел… И дальше он рассказывает мне про соседа-монаха, про его неудавшуюся монастырскую жизнь, про женитьбу и скорый развод, про то, как он работает теперь таксистом где-то и подумывает вернуться от своих неудач обратно в монастырь к подсвечникам и ладану… Такой вот у меня “телефон доверия” дорожный, получается.

Комментарии

Всего: 18 комментариев
#1 | Александр »» | 24.02.2012 19:28
Да, стать монахиней и жить в Москве, это апофеоз здравого смысла. Когда человек сам лезет в омут, непонятно, как его пожалеть...
0
#2 | Александр »» | 24.02.2012 19:31 | ответ на: #222 ( Александр ) »»
Юра, заглавие нужно делать краткие, стараться, чтобы было не более 5 слов и передавалась главная мысль статьи. Большие заглавия сбивают людей.
0
#3 | Юра »» | 24.02.2012 19:49
0
#4 | Юра »» | 25.02.2012 00:28 | ответ на: #222 ( Александр ) »»
Да . Это наверно самый большей подвиг монах живущий в Москве!
0
Многий ломает свой разум стремясь себя сотворить,
А ты уже сотворён, должно Бога и ближних любить.
Следуя по канонам назидательных догм
Запечатленных, в святом письме,
Подсказывающим, как содержать свой и Отчий дом,
В единой для обоюдности чистоте,
Изводя из себя всякую вонь и смрад Скапливаемые от рожденья,
Кои въедаясь, если их вовремя не убрать,
Разводят едкость, во всех ощущеньях,
0
#6 | Юра »» | 15.03.2012 09:01 | ответ на: #240 ( Александр Кодьяк ) »»
Да Саша , это уж точно. Но ище и в отношениях. Но насколько вонь и смрад не изводи а он берется не весть откуда. Православный он ведь воин, борец, который должен прежде всего очистить насколько можно себя, око души своей. А иначе из грязного сосуда только муть , а не любовь к людям. По причине умножения беззакония во многих охладеет любовь.К сожалению враг точит христиан очень искустно, но главное если в себя не можем смотреть , то уж не до любви. Многие да и я все стремятся другого любить, тем самым оставляя себя врагу на съедение . Какой смысл если весь мир приобретеш а душе своей навредиш. Возлюби ближнего как самого себя. Господь все нам дал для спасения. Но любим грех, грязь, смрад,вонь, гной, яд, ад. Как далеки мы от чистоты и как близок к нам Бог. Любящий всех грешников до одного. Но будучи чистейшим и безгрешным имеет совершенную любовь, которой и нам надо по силам подражать!
0
Брат позволишь тебя так называть? Прости за вопрос, а как давно ты в вере?
0
#8 | Юра »» | 15.03.2012 13:45 | ответ на: #290 ( Александр Кодьяк ) »»
Свидетельство Павла:
А после всех явился и мне, как некоему извергу.
Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию.

Павел, не был из числа 12 апостолов и перед его встречей с Иисусом, он шел в Дамаск с полномочиями искоренять христианскую ересь. Он преследовал христиан, которые проповедовали про воскресшего Христа, сажал их в тюрьмы и подвергал смерти.

По дороге в Дамаск ему лично явился воскресший Иисус. (Луки 9)

Что произошло с этим человеком, который имел уже свои твердые сформировавшиеся взгляды на жизнь, который искренне верил что убивая христиан он служит Богу. Теперь Павел проповедует весть за которую раньше преследовал людей.
Саша все мы одно тело, только очень сложно это искренне принять.Да и очень тяжело, ведь вроде сам с собой всю жизнь , а нет . Если и малая часть тела болит то нет покоя и всему телу.
Конечно мы все братья во Христе.Вот только тяжесть свою не можем снести часто , не то что братьев наших .
Да вполне нормальный вопрос, но с простой человеческой точки зрения, он лично для меня абсурден.
Вот почему . У каждого свой путь и в вере тоже. Но никто не придет к вере без Воли Божией, а чаще по искренним , проливающим кровь за нас ,молитвам любящих нас людей. И верите Саша ни разу не встречал людей с одинаковыми взглядами. Каждому Бог открывается в той мере в которой Он считает нужным. И как на примере Апостола Павла. С гонителя Христиан он в миг сделался ближайшим ко Христу, что не мыслимо для любого человеческого разума.Так и каждый не измеряется сроком пребывания в Вере и Истине а только по милости Божией , необъяснимо наполняющей каждого по своему усмотрению. Но и отнимающей при надобности горячность и это Саша не зависит ни от вас , ни от меня , ни от сроков в вере, и тем болие не от заслуг наших . А только от любви к нам Божией неизяснимой никаким умом в мире!
0
#9 | ЛЮБОВЬ А. »» | 21.03.2012 08:42
Во многих монастырях побывала, везде одно и то же. В основном только работа, на первом месте работа, на втором работа, на третьем и четвертом и так далее, нет для молитвы и капли времечка, ни утром, ни вечером, ни днем. И в Храм - то некогда сходить, молишься просто про себя и все. Это я думаю не правильно даже у послушницы ДОЛЖНО БЫТЬ СВОЕ ВРЕМЯ для молитвы, для посещения Храма Божьего... Да и в миру ведь никто без работы не бывает, но в миру есть ТВОЕ ЛИЧНОЕ ВРЕМЯ, а в монастыре получается, что нет его. Из за этого я не смогла остаться нигде жить в монастыре. В миру привыкла ходить в Храм на Исповедь, Святое Причастие, а в монастыре этого не возможно, по крайней мере в тех,женских монастырях, где я была - помолиться в Храме, постоять на утренней или вечерней службе - просто нет времени.Такое практикуется не только в Москве.
Можно просто упасть от работы, если не сможешь все это понести или плохо себя будешь чувствовать, то немедленно изгонят из монастыря. Нарушений, очень много, обычно так принято в женских монастырях. Дают монахине работу, а она потихоньку отдает свою работу - послушнице. А у послушницы работа уже есть до самого вечера, ей дали работу утром, при распределении и получается, что она ДОЛЖНА выполнить не только ту, которую получила на весь день, но и ту, которые ей дали многие монахини со стороны... Просто встретят на дороге тебя и дают (свои послушания) отказать - невозможно. Если ты еще не носишь иноческий чин, а только послушнический, то изволь выполнять и молчать. Из - за этого стало невозможно нести свои послушания, не знаю, как в мужских, но по крайней мере в Свято-Даниловом монастыре в Москве есть расписание работы для послушников и монахов с 9 утра и до 17 вечера.
0
#10 | ЛЮБОВЬ А. »» | 23.03.2012 08:04
Да, на фото все красиво, благолепно, как раз я и была сравнительно недавно в этом монастыре, глядя на фотографию, где матушка игуменья. Последний раз попробовала остаться у нас в Москве на Подворье Пюхтецкого Успенского женского монастыря, не смогла нести послушания, сама ушла... Продержалась всего 3 недели.
Дали послушание нести в трапезной, хорошо, подумала я, ничего Слава Богу. Это надо было работать там с 8 утра и почти до 9 вечера, 12 , 13 часов на ногах, работа кажется легкой, с утра накрыть на столы к завтраку, расставить тарелочки, разложить приборы, нарезать хлеба, насыпать сахар, расставить салфеточки. После завтрака все убрать, отнести грязную посуду на мойку, протереть столы, расставить стулья, приготовить чистые тарелки к обеду, разложить приборы, нарезать к обеду салаты, принести кастрюльки с обедом, разлить по чашкам компоты, после обеда все убрать, отнести грязную посуду в мойку, затем принести чистую посуду с мойки и расставить по шкафам в трапезной, все подготовить к ужину, нарезать к ужину хлеб, сыр и т.д. и.п. на порции, все подать к ужину, после ужина, все убрать, протереть, вывесить к завтраку чистые полотенца, разложить салфетки и т.д. Все хорошо бы, но вдруг к моему послушанию прибавили - уборку гостиной около 60 метров на моем этаже, уборку туалета и ванной комнаты для гостей, коридора, и лестничных проемов, а также и уборку внутреннего двора. Ведь не будешь спорить или капризничать - монастырь это , ведь не родной дом, где после работы - отдых и молитва...
Конечно это все это надо было выполнять, но когда? Мое основное послушание, которое мне дали с 8 утра и продолжалось оно до 20 часов 30 минут вечера и так каждый день. Кому объяснять? Кому плакаться? Ты пришла для спасения своей души, и если не потянула, то кто виноват? Ты и виновата... Это была моя последняя попытка остаться жить в монастыре...
0
#11 | Юра »» | 23.03.2012 12:41 | ответ на: #299 ( ЛЮБОВЬ А. ) »»
Господь был за оградой, то есть и близко и далеко. Теперь Он - близко, но ещё обитель в сердце не сотворил (Ин. 14. 23).
Любочка я сам часто задаю себе вопрос - Где любовь? Я думаю, монастырь или отшельничество, равно как и любой другой подвиг , не дает любви сердцу, если он не имеет в себе совершенного отречения от всякого стяжания, темболее духовного. Чтстые сердцем Бога узрят. Пока любой человек ( в том числе и монах)не поймет не умом , но сердцем, что у него ничего нет и все только дает Бог и все стяжания в том числе и духовные , должны проходить не ради стяжания мира , покоя , а как бы сами собой , от чистого сердца , а не по надобности или ученности в разных науках и духовных в том числе. И тогда человек не по необходимости или требованию законов отрекается и несет службы , а от простоты сердца отдает себя насколько может, чувствуя всей душой потребность в освобождении той любви которой ее душу наполняет Господь и бесконечно дарует силы духовные , Свою любовь во много крат восполняющую всякое простосердечное сочувствие к нуждам , страданиям любых ближних , а тем более врагов, так страдающих в разных местах от насилия своей воли и злых сил непрестанно топящих их в грязи и безумии. За страдающих в монастырях послушниц, монахов, батюшек, священство, и нас простых малых грязных внутри Христьян. Ведь каждый болящий который кстати в обилии именно в монастырях ( Ведь Господь сказал -- Придите ко мне все труждающие и обремененные и успокою вас) , так как там сбор всех тяжело страдающих душ , каждых по своему идущих ко спасению. И каждый особенно там требует еще большей от нас любви и тепла , к страдающим и обремененным, ведь монастырь это возможность проверить себя а умею ли я любить , а готов ли я отдать себя хотябы ради ближнего а потом уж для Бога. Да мало любви везде Любочка, с этим нормальный человек всегдда согласиться. Но самое главное и дорогое, что ни кто у нас не отнимет , находиться только в нас . Мы можем любить, мы можем дарить, мы можем сострадать, мы можем воздать каждому примером жертвенной любви, которую так ждет каждая одинокая душа( не имеющая в мере той любви которую мы с вами хотим видеть и к сожалению не видим) и монаха и великого грешника и великого праведника. На самом деле почти каждый человек очень одинок. Но кто в простоте сердца отдает всего себя , тот научаем от Бога и в том мир и любовь Божия живет, и он искушаем но наполнен в простоте своей всем неземным на земле.
Да Любочка можно за все это только плакать и молить Бога дать нам в мере любви , чтоб в простоте сердца сопереживать за тяжко страдающие одинокие души , ищущие любви и не находящие ее , да получат ее от нат. Ведь гораздо блаженние отдавать , чем получать. А судя по тому, о чем мы вами Любочка говорим отдавать можно каждую секунду ( ведь по причине умножения беззакония во многих охладела ЛЮБОВЬ))!



Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?

Человеку, чтобы получить что-нибудь, требуется приложить желание и труд. Как минимум, раскрыть рот, чтобы съесть кусок хлеба. В духовной области такой труд тем более нужен, потому как свободный человек зачастую требует, чтобы Бог насильно ввёл его в рай, освободив его от греха и даже от греховных страстей. Поэтому Господь и говорит пророку «открой уста твои и Я наполню их» (Пс. 80. 11). И если мы сами не откроем двери своего сердца, чтобы впустить Великого Гостя (Откр. 3. 20), Который по Своему смирению, ещё прежде нашего зова всегда Сам стучится к нам, то как же получим благодать и как будем иметь у себя Самого Гостя? И кто встаёт с тёплого ложа, отпирает и идёт на холод (Лк. 11. 5-8), тот совершает труд, подвиг… как и душа-невеста.

Скинула хитон - освободилась от грехов ветхого человека и сняла с себя всякую страстную мысль.

Вымыла ноги - избрала путь праведного восхождения на святую гору, подобно тому, как Моисей снял сапоги, вступая на освящённую гору Божию. Соотносительно уразумеваем и духовный смысл Христова повеления апостолам не брать сапог, идя святым путём (Мф. 10. 5, 10). И поэтому невеста, как и боговдохновенный Давид, не желает марать ноги чем-то земным: «извлёк меня из страшного рва, из тинистого болота, и поставил на камне ноги мои и утвердил стопы мои; и вложил в уста мои новую песнь - хвалу Богу нашему» (Пс. 39. 3-4). Под именем же камня разумеем Господа, Который есть свет и истина, нетление и правда.

Риза новая - Христос: «все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал. 3. 27). Риза новая - Дух Святый, «облекитесь силою свыше», сказал об этой ризе Господь (Лк. 24. 49).
Дай нам Бог Любочка чистоты сердца и Божих благословений!!!
Обнимаю вас!

Любочка это для вас маленький отрывок о б.Серафиме

Мы же удалились от простоты первоначального христианского ведения и нам уже кажется непостижимым то, о чем древние до того ясно разумели, что им и в обыкновенных разговорах между собой, понятие о явлении Бога не казалось странным.

- Каким же образом, - спросил я батюшку отца Серафима, - узнать мне, что я нахожусь в благодати Духа Святаго? Как мне самому в себе распознать истинное Его явление?

Отец Серафим сказал:

- Благодать Духа Святаго есть свет, просвещающий человека. Про эту-то благодать, явленную всему миру и роду нашему человеческому в Богочеловеке, и сказано в Евангелии: «В Нём была жизнь, и жизнь была свет человеков», и прибавлено: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1. 4-5). И святой псалмопевец сказал: «Слово Твоё - светильник ноге моей и свет стезе моей» и «Если бы не закон Твой был утешением моим, погиб бы я в бедствии моём» (Пс. 118. 92). То есть, если бы не эта благодать Духа Святаго, которую я так усердно стяжеваю, то откуда бы я взял себе хоть искру света, чтобы озарить путь свой по дороге жизни, тёмной от недоброжелательства недругов моих! Вспомните и Преображение Господне на Фаворе. Великий свет объял Его и «Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить» (Мк. 9. 3). Когда же Моисей и Илия явились к Нему в том же свете, то, чтобы скрыть сияние света Божественной благодати, ослеплявшей глаза учеников, «облако светлое осенило их». И таким-то образом благодать Всесвятого Духа Божия является в неизреченном свете для всех, которым Бог являет действие её.

И тогда отец Серафим крепко взял Николая Мотовилова за плечи и сказал:

- Мы оба теперь, батюшка, в Духе Божием с тобою! Что же ты не смотришь на меня?

- Не могу, отче, смотреть, потому что из глаз ваших молнии сыплются. Лицо ваше сделалось светлее солнца, и у меня глаза ломит от боли…

Отец Серафим сказал:

- Не устрашайтесь, ваше боголюбие! И вы теперь сами так же светлы стали, как и я сам.** Вы сами теперь в полноте Духа Божиего, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть…

- Что же чувствуете вы теперь? - спросил меня отец Серафим.

Я отвечал:

- Чувствую я такую тишину и мир в душе моей, что никакими словами выразить не могу!

- Это, ваше боголюбие, тот мир, про который Господь сказал ученикам Своим: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир даёт, Я даю вам» (Ин. 14. 27). Этот мир, который по слову апостольскому «превыше всякого ума» (Флп. 4. 7), производится в тех людях, в сердца которых его внедряет Господь. Христос Спаситель называет его миром от щедрот Своих собственных, а не от мира сего, ибо никакое временное земное благополучие не может его дать сердцу человеческому, почему и называется миром Божиим. Что же ещё чувствуете вы? - спросил меня отец Серафим.

- Необыкновенную сладость!

- Это та сладость, про которую говорится в Священном Писании: «Насыщаются от тука дома Твоего, и из потока сладостей Твоих Ты напояешь их» (Пс. 35. 9). От этой-то сладости наши сердца как будто тают, и мы оба исполнены такого блаженства, какое никаким языком выражено быть не может… Что же ещё вы чувствуете?

- Необыкновенную радость во всём моём сердце!

И батюшка отец Серафим продолжал:

- Когда Дух Божий снисходит к человеку и осеняет его полнотою Своего наития, тогда душа человеческая преисполняется неизреченной радостью, ибо Дух Божий радостотворит всё, к чему бы Он ни прикоснулся. Это та самая радость, про которую Господь говорит в Евангелии Своём: «Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет от вас» (Ин. 16. 22). Но как бы ни была утешительна радость эта, которую вы теперь чувствуете в сердце своём, всё-таки она ничтожна в сравнении с той, про которую Сам Господь устами Своего апостола сказал, что «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор. 2. 9). Предзадатки этой радости даются нам теперь, и если от них так сладко, хорошо и весело в душах наших, то что сказать о той радости, которая уготована там, на небесах, плачущим здесь на земле?!.. Что же вы ещё чувствуете, ваше боголюбие?

Я отвечал:

- Теплоту необыкновенную!

- Как, батюшка, теплоту? Да ведь мы в лесу сидим и на нас более вершка снегу, и сверху крупа падает… Какая же может быть тут теплота?

- А такая, какая бывает в бане…

- И запах, - спросил он меня, - такой же, как из бани?

- Нет, - отвечал я, - на земле нет ничего подобного этому благоуханию…

И батюшка отец Серафим, приятно улыбнувшись, сказал:

- И сам я, батюшка, знаю это точно так же, как и вы, да нарочно спрашиваю - так ли вы это чувствуете? Сущая правда, ваше боголюбие! Никакая приятность земного благоухания не может быть сравнена с тем благоуханием, которое мы теперь ощущаем, потому что нас теперь окружает благоухание Святаго Духа Божия. Что же земное может быть подобно ему?.. И теплота не в воздухе, а в нас самих. Она-то и есть именно та самая теплота, про которую Дух Святый словами молитвы заставляет нас вопиять к Господу: «Теплотою Духа Своего согрей мя!» Ею-то согреваемые, пустынники и не боялись зимнего мороза. Так ведь и должно быть на самом деле, потому что благодать Божия должна обитать внутри нас, в сердце нашем, ибо Господь сказал: «Царствие Божие внутри вас есть». Под Царствием Божиим Господь разумел благодать Святаго Духа. Вот это Царствие Божие теперь внутрь нас и находится, а благодать Духа Святаго и отвне осиявает и согревает нас, и напояет сердца наши радостью неизглаголанною. Наше теперешнее положение есть то самое, про которое апостол говорит: «Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14. 17). Вера наша состоит «не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы» (1 Кор. 2. 4). Именно про это состояние и сказал Господь: «Есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9. 1; Лк. 9. 27). Ну, уж теперь нечего более, кажется, спрашивать, ваше боголюбие, каким образом бывают люди в благодати Духа Святаго!..

0
#12 | ЛЮБОВЬ А. »» | 06.04.2012 08:19
Спаси Вас Господи дорогой мой Отченька.
Вы увидели мою душу - НАСКВОЗЬ.
0
#13 | Юра »» | 22.04.2012 08:41 | ответ на: #298 ( ЛЮБОВЬ А. ) »»

Душа лежит пьяная, в одиночестве холода,
Силой тужится человеческой,
Сбросить страшное одиночество,
Глубоко где-то севшее.

Вспоминает детство давнее,
Маму нежно обнявшую,
Теплоту любви нежных рук,
Лаской ангельской защищавшую.

Страх сковал душу нежную,
Вечным холодом одиночества.
Смотрит в даль душа слабым зрением.
Ищет той любви, ждущей искренней.
Но одна она в мире призрачном.

Светит издали не косаясь нас,
Свет улыбок , лести любящей,
Человечества коменеющий
Взгляд бесчувственно- холодеющий.

Слышит лиш душа чуть дышащяя,
Голос любящий , согревающий.
Я есть Свет и Истина ,
Не надейся на сыны человеческие!
0
#14 | Юра »» | 22.04.2012 08:41 | ответ на: #298 ( ЛЮБОВЬ А. ) »»

Душа лежит пьяная, в одиночестве холода,
Силой тужится человеческой,
Сбросить страшное одиночество,
Глубоко где-то севшее.

Вспоминает детство давнее,
Маму нежно обнявшую,
Теплоту любви нежных рук,
Лаской ангельской защищавшую.

Страх сковал душу нежную,
Вечным холодом одиночества.
Смотрит в даль душа слабым зрением.
Ищет той любви, ждущей искренней.
Но одна она в мире призрачном.

Светит издали не косаясь нас,
Свет улыбок , лести любящей,
Человечества коменеющий
Взгляд бесчувственно- холодеющий.

Слышит лиш душа чуть дышащяя,
Голос любящий , согревающий.
Я есть Свет и Истина ,
Не надейся на сыны человеческие!
0
#15 | ЛЮБОВЬ А. »» | 22.04.2012 19:21
Оскудела ЛЮБОВЬ, нет жалости к людям, нет и сочувствия, только приказной тон, все забыли, что ЛЮДИ ИЗ МИРА ПРИХОДЯТ ИСТЕРЗАННЫЕ, НЕМОЩНЫЕ, порой избитые, измученные миром или семьей. Многие стесняются рассказать о своей жизни в миру, порой люди из мира ведут себя, как бедные собаки, которым дали кров, накормили и согрели, но они еще БОЛЬНЫ И ТЕЛОМ И ДУШОЮ... Нужно время, чтобы душа исцелилась и за спиной начали бы прорезываться крылья. Но этого теперь нет в монастырях, и еще - бывает есть любовь, но не ко всем, а только к избранным (родственникам, или за деньги) кельи даются отдельные, я точно это знаю, мне монахиня одна жаловалась старенькая...
А у меня было и такое в одном из монастырей...
Несла послушание свое, была больна, несла послушание все равно, дали убирать гостиную, где никто не жил, меня там благословили отдохнуть, если, что, выдали ключ...
Было тяжело, т.к. была больна, прилегла на диванчик, согрелась и уснула.
А у кого-то был запасной ключик, открыли и увидели меня - на диванчике просили написать объяснительную, написала, что больна, после этого СРАЗУ УВОЛИЛИ...
0
#16 | ЛЮБОВЬ А. »» | 23.04.2012 17:25
Мои стихи

Мой Господь, через Вечность разлуки,
Ты меня в Тишину призови,
Я боюсь ада страшные муки,
Как мне жить без Отцовской Любви?
Воскреси меня Радостью Неба,
Светлым Облаком Райского Дня,
Дай вкусить мне на Трапезе Хлеба
Дай Причастную Чашу Вина...
Не хочу быть на веки - погибшей,
Прожигая безумные дни,
Упаду пред Распятием, как нищая,
На горячие стопы Твои...
Оживи меня ветвью привитою,
Окропи меня чистой росой,
Поднимусь, словно соком налитая,
Расцвету живоносной лозой.
Разбуди меня Гласом Предвечным,
Душу - Невесту удочери,
Пусть горит, как свеча на подсвечнике,
В Искупительном Свете Любви...
0
#17 | Алла »» | 11.06.2012 21:23
Любовь, говорят, женский монастырь Ормилия в Греции (подворье одного из греческих афонских монастырей) наиболее близок к идеальным условиям для молитвы и больше всех похож на монастырь, а не колхоз. Хочу туда поехать, экскурсий и паломничеств туда нет, нужно ехать самостоятельно, если хотите составить компанию, пишите мне на allast@rambler.ru.
1
#18 | Юра »» | 22.08.2012 05:30
Луки 20

0
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© afonnews.ru 2011 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Афон Старец СИМЕОН АФОНСКИЙ статистика