Девятый старец

Девятый старец




Ну, разве не вдохновит сердце истинного папарацци новость о том, что в селе Красные Ключи появилась собственная… Пизанская башня?! Разок съездили корреспонденты в это старинное мордовское село, еще разок, написали в своих газетках о том, что местный священник о. Георгий не знает, что делать с кренящейся колокольней Михаило-Архангельского храма, так как грунтовые воды подмыли фундамент. Через короткое время вновь приехавшие корреспонденты с удивлением обнаружили, что проделали неблизкий путь зря: колокольня стоит ровненько, как о должно стоять столпу православия. Чудо? Почти…






Отец Георгий Аношкин рассказал мне, что община боролась за спасение святыни долго. В Красных ключах ветра преимущественно южные, мокрый снег налипает на одну сторону колокольни, нарушает равновесие, вот она и стала крениться. Лет пятнадцать назад о. Павел вбил под строение опоры и поначалу падение остановилось. Небольшой крен поначалу представлялся милой достопримечательностью, но колокольня свое падение продолжила. Пробовали и так, и эдак, даже доходила до мысли разобрать колокольню (ведь она, как и храм, деревянная) и построить вновь. А в итоге получилось иначе. Кто-то донес слух, что живет где-то гениальный, но самодеятельный мастер-реставратор по фамилии Крутилин. Мастера нашли, и он, несмотря на то, что возраст его весьма почтенен, согласился посмотреть не колокольню (руками он ничего делать уже не мог). Его привезли, вывели под руки из машины, он поднял вверх голову — буквально на минуту — после чего указал, куда ставить домкраты, его снова посадили в машину и увезли. И теперь колокольня — как только что отстроенная, да и сам храм, хотя давненько разменял второй век от роду, выглядит игрушкой.






Я эту маленькую историю рассказал для того, чтобы Вам стало понятно, насколько нам порой не хватает нескольких мудрых слов или одного единственного совета. Главное, чтобы советчик был именно тот, кто нужен. Многие нынче набиваются в мудрецы.
О. Георгий еще относительно недавно был успешным программистом солидного предприятия, жил в Петербурге, более чем прилично зарабатывал. Но однажды к нему пришла простая мысль: “Ну, поработаю я пять лет — так, что семью буду только по ночам видеть — напишу гениальную программу. А через месяц она устареет. Снова работать буду годы, света белого не взвижу, снова напишу программу, гениальную в квадрате. А через неделю она станет рутиной. И это — жизнь?..” То есть с ним случился духовный кризис. И прослышал Георгий, “рыцарь российской силоконовой долины”, что где-то далеко, в заволжских степях, живет прозорливый и праведный старец, о. Павел Алексахин. Сначала завязалась переписка с людьми, знающими старца, потом с самим о. Павлом, потом Георгий съездил в село Красные Ключи — раз, второй. И однажды о. Павел попросту сказал: “Бросай ты все, становись священником!” Георгий сам удивился тому, с какой легкостью у него получилось бросить жизнь “белого воротничка”. Он выучился в семинарии и поселился в Красных Ключах. Было только одно “но”: жена его наотрез отказалась становиться матушкой и осталась жить в северной столице. О. Георгий сейчас отчетливо осознает, что наконец-то живет, как дышит, настолько все в его новой жизни просто и естественно. И он часто вспоминает первые слова, которые ему сказал о. Павел: “Мой хороший, в жизни главное — это смысл…”






Хотя, о. Георгию до сих пор как-то странно, что о. Павел обращается к нему “отец”. Так принято в среде священнослужителей.
…Это было в 1953 году. Павла Васильевича Алексахина сократили с должности начальника школы (так тогда именовались директора) села Аскарово. Мотивировали решение тем, что он — бывший военнопленный. Дело в том, что в 41-м, транспортная рота, которой он командовал пыталась вырваться из окружения, Алексахин был ранен в голову; когда сознание вернулось к нему, он понял, что находится в плену. Была попытка побега, которая не удалась, и войну свою Алексахин продолжил в немецком городе Любеке, на деревоотделочной фабрике, вплоть до того, как тех, кому посчастливилось пережить полон, освободили англичане.
В 53-м Павлу Васильевичу было 34 года, у него была семья, дети, любимая работа (школьники обожали своего учителя), и тут вдруг — “сокращение”… Алексахин устроился-таки воспитателем в детский дом, и решил навестить родину. Встретился ему на пути старик, Никита Иванович. Разговорились о жизни, кто жив, кто мертв, и тут старик заговорил о том, что пить, курить, ругаться матом — грех. Ну, грех и грех, разбрелись в разные стороны и вроде бы Павел забыл разговор. Потом он стал вспоминать о том, что старик этот всегда считался “ревниво верующим” и действительно за ним не замечалось мелких грехов. Старик знал Алексахина с младенчества, и припомнил в разговоре, что, когда сестры мальчика уходили с матерью в поле работать, сам Паша домашнюю работу переделает — и сидит на крыльце дома, да так значительно, что соседи говорили: “Вон “старичок” наш сидит!”.






Алексахин любил веселые компании, с выпивкой, с озорными частушками. У него дома обычно собиралась на вечерки сельская интеллигенция — председатель колхоза, врач, учителя, - а Павел Васильевич был, что называется, “душой компании”. И как-то на праздник разлили по рюмкам горькую, Алексахин только пригубил — но не пьет. Друзья ему: “Павел Васильевич, не уважаешь!..” А он и сам не знает толком, почему не хочет пить. Точнее, знает — уж очень проникновенный разговор со стариком запал в душу — но объяснить этого не может. О Боге тогда мыслей и не было, просто не покидало его ощущение, что мир сей устроен не для того, чтобы прожигать жизнь.






Алексахин сошелся с другим старцем, Иваном Григорьевичем Зиминым, жившем в городе Чапаевске. Он и поведал Павлу о духовной традиции, которая идет от Серафима Саровского. И однажды в Оренбург приехал очень почитаемый старец о. Сергий Космиров (позже о. Павел написал о нем книгу). О. Сергий считался “седьмым старцем” плеяды беседничества, духовным наследником преподобного о. Серафима Саровского. Старцы (одна из них, инокиня Мария Шувина, была старицей) перед кончиной завещают свою духовную власть наследнику. Подобно святым апостолам, старцы не удаляются от мира, но силой Божьей благодати, богатством смиренного духи и милосердием открывают глаза слепым и уши глухим.






…И Павел Васильевич спросил у старца: “А есть такая школа, где священников готовят?” - “Есть. Семинария называется”. Не сразу, но Павел Васильевич в семинарию поступил. Учился он там среди юношей, но в сущности мало обращал внимания на то, что они “на головах ходили”. Не мог только перенести того, что будущие священники выпивали и курили. Написал он об этом старцу Сергию письмо, а тот в ответ: “А ты на чужую полоску не заглядывай, пропалывай свою…”






Первым приходом о. Павла стал храм Казанской Б. М. в селе Заплавном, куда он был назначен вторым священником. О. Павел служил старательно, выполнял все требы, не уставал ездить по окрестным селам, да его и сами люди приглашали, поверив наконец, что на свете Божьем может быть праведный священник. Но однажды о. Павла вызвал на разговор настоятель: “Отец Павел, вот, вы проповедуете против курения… как же мне тогда быть, ведь я курю?” (А у настоятеля от табака аж борода пожелтела). В общем, полетел донос т.н. “уполномоченному” и Алексахина сняли с прихода и перевели в на приход в очень бедное село Владимировку, как тогда говорили, “второй приход от зада”. Теперь не секрет, что делами епархий управляли “уполномоченные” от соответствующих органов, чьей задачей было всех активных и пользующихся авторитетом священников задвигать как можно дальше, дабы влияние Церкви не возрастало. Поэтому ни во Владимировке, не в следующих селах Зубчаниновке и Кинель-Черкассы о. Павлу не привелось служить долго. На о. Павла непрестанно летели доносы, например: “…венчались в церкви 8 комсомольцев, даже коммунист Лисенко 45 лет, кузнец Борской МТС, проживший несколько лет не венчанным, венчался в церкви, а сын комбайнера Телегин, окончивший С. Ш. поступил в Саратовскую Духовную семинарию…”






В 1962 году о. Павла перевели в Красные Ключи и с тех пор он прихода уже не менял. Единственное — он теперь официально находится на пенсии, но, несмотря на почтенный возраст (о. Павел родился в 1919 году) служб не пропускает. Он так же, как и всегда, активен, голова батюшки светла, жаль только, ноги стали подводить и передвигается он чаще с помощью сестер. Как он сам говорит: “Няньки теперь мне помогают…” Матушка Надежда, супруга о. Павла умерла четверть века назад. Она несла нелегкий крест вместе с батюшкой и достойно переносила все невзгоды.
Здесь, в Красных Ключах случилось самое интересное. После “седьмого” старца, о. Сергия, был “восьмой”, Степан Кондратьев. “Девятым” старцем стал о. Павел. Случилось это в 1977 году. В Красных Ключах (они не случайно так называются, так как вокруг села много источников, один из которых освящен и благоустроен) существует своеобразный монастырь в миру. “Кельи” - обыкновенные деревенские избы, таковых по селу насчитывается 15. В них живет около 30 человек, все они — духовные дети о. Павла. Есть свое хозяйство, огороды, пасека, скотина, птица. Правило жизни простое: “не употреблять никакого вина, не есть мяса, вкушать пищу только в обед и ужин, а между ними не употреблять ни огурчика, ни яблочка, а только можно воду или чайку попить; молиться утром и вечером и даже ночью, хранить среду, пятницу и понедельник для Ангела Хранителя; до двух часов дня нужно прочитать 1000 раз Иисусову молитву, после двух часов — 200 раз “Богородице Дево, радуйся…”. “Как просто!” - Скажут некоторые. Но сколько за эту “простоту” пострадало людей!..






Если обозреть историю беседничества, откроются поразительные факты. Вторую старицу плеяды, мать Марию, за “ересь” отлучили вместе с 73-мя ее сподвижниками от церкви, а в 1897 году ее сослали в Покровский монастырь, что под городом Суздалем. Правда в 1902 году специальная епархиальная комиссия не нашла в беседничестве ереси, а обнаружила только “сильное желание утолить душевный голод через чтение и пение священных песней”. А само беседничество, по мнению комиссии, возникло “на почве недовольства православным укладом жизни приходских священников”. Грубо говоря, священники не всегда вели себя благочестиво, а народ, как говорится, не проведешь — уж если ты пастырь — изволь показывать пример жизни во Христе…
Седьмой старец, о. Сергий Космиров, прошел ГУЛАГ, не единожды сидел по ложным обвинениям в тюрьмах. Восьмой старец, Степан Кондратьев, тоже был гоним и его, фронтовика и инвалида войны, сослали в Среднюю Азию.






О. Павел отыскал под Суздалем могилку матери Марии и перенес ее останки в город Похвистнево (ближайший от Красных Ключей). С мощами пятого старца, о. Петра Колпакова, вышла особенная история. В 1965 году его останки решили перезахоронить и увидели чудо: мощи старца были нетленны. Множество людей, приходящих на могилу, исцелялись, что было зафиксировано документально, и в 2000 году было принято решение перенести мощи в храм села Красные Ключи и поместить их в раке. Еще годом раньше святой праведный Петр Чагринский канонизирован Русской Православной Церковью как местночтимый святой. Список случаев душевного и телесного исцеления людей от святых мощей непрестанно множится.
Архив, в котором собираются свидетельства о чудесах, ведет одна из членов общины, Анна Павловна Маклакова, или, как ее с любовью зазывают, Аннушка. С 20-летнего возраста Аннушка живет келейной жизнью, она — монахиня в миру. Аннушка пишет жития старцев-подвижников и духовные стихи. Мирское же ее послушание проще: она доит общинных коров, а так же выполняет обязанности шофера. Есть в общине еще одна Аннушка, Анна Никаноровна Китева; она — церковный староста и тоже водитель. И, кстати, она своими руками создала раку для мощей преп. Павла. Про сестер о. Павел говорит: “Мне с такими пяти мужиков не надо!” Так или примерно так живут все члены общины беседников: никто не запирается в келье, каждый открыт миру и старается всячески помочь людям. Здесь не принято хвалиться, но на самом деле община занимается благотворительностью во всех ее формах, старается по мере возможностей сеять доброе и вечное. Поскольку Аннушка занимается архивом, она знает точно, что у о. Павла не одна тысяча духовных чад, проживающих в 360 населенных пунктах России и зарубежья.






Трудно ли следовать правилам? Трудно, очень трудно. О. Павел рассказывает:
- Я в шутку нашим говорю: “Ну, никак не могу вас в половине второго разбудить…” (ночи, для молитвы — Г. М.) Мне-то привычно было, потому что, когда еще учителем работал, у нас была корова, овцы. Скотина не давала нам поспать вдоволь, и уже тогда мы два раза в день вкушали — по необходимости. Заповедям следовать просто, если только помнишь: что возьмешь от тела — добавишь душе.
Смысл человеческой жизни, говорит о. Павел, прост:
- Воздержание, смирение и терпение. Для души нужна тишина, тогда ты сможешь работать над собой, ведь наивысшая победа — это победа над собой. Одним Святым причастием не спасешься. Мой хороший… наука из наук — спасти душу. Постичь вечность. Когда человек перетерпит — ничего не потеряет. А жизнь человека состоит из мелочей. Был я когда-то в гостях у батюшки Сергия. Умылся, полотенцем вытерся — и повесил. А батюшка подошел к умывальнику — и полотенце выровнял. Мелочь? Но из них и состоит жизнь наша…
За советом к старцу едут сотни, тысячи людей — из самых далеких краев. И не было случая, чтобы о. Павел кому-то отказывал. Даже теперь, когда здоровье подводит, он старается принять всех. И еще: во время службы, в ночных молитвах батюшка обязательно читает имена “о здравии” и “за упокой”, а списки зачастую состоят из тысяч (!) имен.
Это теперь к нему обращаются “батюшка”, всю жизнь его знали как “Павла Васильевича”. Он старался помочь и школе, и колхозу (который почему-то называется “Имени Пушкина”), и сельскому совету. Да и сейчас все, что происходит в приходе, делается под наблюдением о. Павла. Он, кстати, и сейчас замечательно поет — на клиросе и в келье, во время “бесед” - хорошо поставленным басом. О Георгий много размышляет о сущности старчества и понял вот, что:
- Старцы — люди, избранные от Бога, они имеют дар говорить человеку то, что ему полезно. Довести до человека мысль, стать руководителем, воспитателем, - это дар. И старцы все разные; они разняться в чертах характера, в интеллекте, в образовании. Но общее у них — они ведут людей к спасению. Я много раз замечаю следующее: приходит человек к батюшке и спрашивает: “Что мне делать?” Отвечает батюшка так просто, ясно, я понимаю, что сказал бы то же самое. То же — да не так… Важно здесь другое: одно дело — говорить, другое — делать. Есть батюшки такие, которые выйдут на амвон, слово скажут — и бабушки рыдать начинают. А дара старчества нет, на проповеди все и заканчивается. Хотя путь получения даров от Бога только один…

Геннадий Михеев

http://genamikheev.narod2.ru/nash_chelovek/devyatii_starets/

Комментарии

Всего: 2 комментария
#1 | Юра »» | 27.02.2013 00:18
Олег Скобля - Нечаянная Радость


0
#2 | Юра »» | 13.05.2013 23:47
Старец это состояние души глубоко любящей и бескорыстной, он хоть и бывает иногда груб, но сразу готов согреть и все простить. Но это есть чистота сердца, что бывает редко. И особо редко сердце глубоко любящей матери у человека проявляющиеся к всему чужому для обычных рядовых людей, от того и старцев нет , от того и зло растет, что не видит белый свет сердце чистое живое. Спит оно в страстях и любви к себе , к телу своему и желаниям, не может вместить любви, не может любить, не может стать мягким, не может растворится в Боге, не может открыть сердце бесконечной всепрощающей любви Божией и от одаренной матери воспринять теплоту души и кротость сердца.
От того и старцев нет, от того и учения имеем и живы лишь незаслуженной любовью Христовой, которая как глубоко любящая мать все прощает и все покрывает, ждет исправления и покаяния, проливая слезы и разрывая сердце ради любимого чада не желеет крови своей, даже до смерти изливающий ее ради самого грязного сына своего.
Это старца душа, это его жизнь, это Христос в душе , это истинная мать и друг и отец.


0
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© afonnews.ru 2011 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Афон Старец СИМЕОН АФОНСКИЙ статистика