Очерк жизни Макария Сушкина: Михаил Иванович, да ты ли это? Ну, братец мой, вот этого я уже от тебя не ожидал!

Очерк жизни Макария Сушкина:
Михаил Иванович, да ты ли это? Ну, братец мой, вот этого я уже от тебя не ожидал!

Шла пестрая неделя, т. е. неделя перед масленицей. Михаил Иванович отправился танцевать в клуб. Здесь во время самого разгара танцев, вдруг он слышит за своей спиной полузнакомый ему голос: «Михаил Иванович, да ты ли это? Ну, братец мой, вот этого я уже от тебя не ожидал!».

Михаил Иванович прерывает оживленный танец, раскланивается с дамой и быстро поворачивается в сторону, откуда раздалось восклицание. Перед ним как бы из земли выросла плотная фигура, очень хорошо ему известного тульского купца, который в недоумевающей позе, с разведенными руками, вперив в него свои раскрытые от удивления глаза, стоял с боку танцевального зала.

Появление этого купца до того произвело на Михаила Ивановича удручающее впечатление, что он совершенно растерялся и не знал, что сказать ему в ответ. Из элегантного кавалера и оживленного собеседника, каким он был несколько минут назад, Михаил Иванович превратился в настоящего школьника, захваченного на месте преступления.

Для Михаила Ивановича довольно было одного вида знакомого земляка, чтобы он отрезвился чтобы рассеялся туман, доселе его окутывавший, и пред ним восстала грозная действительность его жизни в лице строгих отца и деда и требовательных дядей с нескончаемою бранью и всевозможного рода упреками.

С быстротою молнии промелькнула в его голове мысль: а ведь теперь «об этом могут узнать старшие?». Под впечатлением этой мысли и пред страхом за будущую ответственность обескураженный Михаил Иванович быстро стушевался в толпе оживленных посетителей клуба и мрачный уехал домой.

Но и дома, как кошмар, его мучила та же неотступная мысль, «повергшая в уныние», и он не находил себе покоя.


Настала русская широкая масленица, когда русский человек и ест и пьет много и веселится сколько его душе угодно; когда разнузданность человеческих страстей, можно сказать, не признает никакого предела и не только не сдерживается, а как бы даже поощряется и одобряется заветами и обычаями старины глубокой. Воронеж не отстал от других городов матушки Руси великой и особенно веселился оживленно на этот раз.

Молодой Сушкин во время этого всеобщего веселья сидел в своей квартире, держал самый строгий пост в пище и питье и неопустительно посещал все службы монастыря св. Митрофания.

«Я, — замечает о. Макарий в своем дневнике, — не выходил (из дома - Высказывание о жизни) кроме монастыря св. Митрофания». Суровым постом и горячей молитвой он решился успокоить свою взволнованную совесть и облегчить себя от ее угрызений. Такая резкая перемена в образе жизни и поведении молодого Сушкина не могла не обратить на него внимания всех его знакомых.

Упомянутый выше тульский купец — причина его душевных настоящих мук, — узнав о таком поведении юноши, явился лично к нему и после удивления и убеждений в роде того, что для покаяния довольно и семи недель поста, а теперь время «основательного» приготовления к нему, ушел, приговаривая при этом: «Ну, Михаил Иванович! Ну, право от тебя я этого не ждал». В субботу «на сырной неделе» Михаил Иванович «приобщился» Св. Таин и, успокоив свою совесть св. исповедью перед священником, «уехал в Тулу».


Конец 1842 года, весь следующий год и до мая 1844 года, Михаил Иванович жил почти безвыездно в Туле и находился под тем же строгим режимом «старших», в каком прошла вся его предыдущая жизнь. «Дедушка взыскивал строго, — пишет в дневнике о. Макарий, — а дядя еще строже; я почти, кроме воскресения к обедни, никуда не выходил». Изредка, впрочем, Михаил Иванович оставлял на короткое время Тулу и ездил «по воловням, где кормились быки.

За быками и дома дела было пропасть, я почти не успевал. Верного человека не имел, которому мог бы передать мое, ибо для меня дядя и тетка точно были чужие», а брат Иван Иванович находился постоянно в разъезде.

«Наконец, — пишет о. Макарий в дневнике, — заблистала для меня утренняя звезда, — я уехал в ярмарки и был в Лебедяни, Темникове, Тамбове, а потом ильинскую в Ромнах. Отдохнуло мое сердце. Я в Ромнах прилично одевался, был в собрании, театре. Так приятно прожил время, и ярмарка была удачная.

Оттуда Бог сподобил меня быть в Киеве. Я приобщился св. Таин, проживши пять дней. Мне грустно было расставаться с Киевом, но я поехал на Полтаву и в Харьков на ярмарку покупать шерсть... Из Харькова я поехал на Старый Оскол и Ефремов, где нашел восьмидесятилетнего дедушку. Мы с ним, слава Богу, прожили время хорошо. Ни одного выговора я не получил, слава Богу! Из Ефремова (отправился - Высказывание о жизни) в Лебедянь, из Лебедяни в Урюпинскую станицу. В Урюпинской станице я одолжил рыльского купца Жижина деньгами 1500 руб., которые (он и) увез, не сказавшись. Я тосковал, передал записку на руки, но денег не получал. Из Урюпинской станицы отправился в Кирсанов и Тамбов, где был уже мой дядя Иосиф Дионисьевич, оттуда мы поехали с ним в Тулу.

Пробывши там и сыгравши свадьбу двоюродного брата, я уехал опять с дядею в Ефремов, Лебедянь, Липецк, Козлов и Моршу. В Морше дали мне дело — разливать сало. В это время я уезжал в Михайловскую станицу, и там тоже, надеясь получить деньги с Жижина не получил. Я писал ему письмо и просил именем его выслать мне деньги, а сам уехал в Моршу для разливки. Целую зиму и все время я жил порядочно. Знакомых имел только два дома — Медведева и Демьянова.

В это время мой отель с маменькою приехали в Тулу и я, отделавшись совсем, собирался ехать в Тулу. К величайшей моей радости Жижин деньги прислал, и я с полным удовольствием поехал домой к святой».




Очерк жизни и деятельности игумена священно-архимандрита Макария Сушкина - ред и доп. портал Высказывания о жизни

(Житие этого афонского старца публикуется впервые)





Очерк жизни Макария Сушкина Первая часть
Детство о. Макария и его воспитание дома и и в школе
Очерк жизни Макария Сушкина: Старообрядцы
У нас светлее и отворяются Царския двери, а у вас нет
Миновала пора счастливого детства
Очерк жизни Макария Сушкина: Сын плакал и украдкой продолжал учиться
Очерк жизни Макария Сушкина: Религиозное воспитание
Воспитание детей в пост
Дети в Страстную седмицу и Пасху
Очерк жизни Макария Сушкина: Какая ты толстая!
Очерк жизни Макария Сушкина: Старец Макарий Воспоминания о детстве Троица


Очерк жизни Макария Сушкина: Жизнь в «миру» вступление «в коммерчески круг»
Очерк жизни Макария Сушкина: Меня отец бранил и обижал, а я скорбел
Брат меня обижал на каждом шагу
Очерк жизни Макария Сушкина: Увлечение светскими удовольствиями «Изящно одетый юноша и просто писанный красавчик»
Беглый очерк жизни в миру
Когда и жених и невеста оба вступают в брак девственными — ангелы Божии радуются на небесах и невидимо летают над брачным ложем их
Очерк жизни Макария Сушкина: Были барышни очень красивые
Трудно, смотри!
Искушение
Прощание

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© afonnews.ru 2011 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Афон Старец СИМЕОН АФОНСКИЙ статистика