Очерк жизни Макария Сушкина: Старец Макарий Воспоминания о детстве Троица

Очерк жизни Макария Сушкина:
Старец Макарий Воспоминания о детстве Троица

«В день св. Троицы, так как не бываете ранних литургий, то мы спали более обыкновенного, а между тем отец посылал покупать березок, рябины, которые покупались в болmiом количестве для квартиры нашей, и пуки цветов, которые мы все развязывали, отбирая самые лучшие для отца и матери.

К этому кто-нибудь приносил (еще) из сада. Мы связывали как себе, так и прислуге и отдавали каждому, а сами расставляли березки по комнатам. Затем в 10 часов начинался благовест. Мы отправлялись в церковь и при этом нам давалось наставление, чтобы каждый букетик был облить слезами. На вопросъ: „зачем“? отвечали: (за тем) „что Бог дал дожить до весны и что все устроено для человека, как настоящий праздник, так и цветы, которые нас увеселяют“. Конечно, при чтении молитв Пятидесятницы, (мы) старались как-нибудь выжать хоть одну слезинку, чтобы, пришедши от литургии, сказать об этом. Церковь тоже убиралась разными деревцами. Эти оба дня мы проводили празднично.

Обычно нас ни на какие гулянья не отпускали, то мы довольствовались гуляньем на балконе нашей квартиры, ибо мимо нас обычно ездила публика на острова, как то: Крестовский, Елагин и другие. Иногда мы ходили к кому-нибудь из знакомых наших в гости, где есть сад, но это утешение получалось весьма редко…»


«29 мая у нас праздновался день именин матери. Иногда приглашались гости к чаю, который оканчивался вечернею закускою. Гости были обычно из окружающей среды, сотоварищи по торговле отца, браковщики и иногда иностранцы. Вечер обычно проходил в том, что они играли в карты, а затем расходились. Курить у нас не дозволялось, а в то время и курили очень мало.

Дом наш посещало мало (народу), так как матушка была очень религиозна, публичные гуляния и театры не посещала, а светские женщины привыкли к рассеянности: и только разговору было о том, что происходило в театре или на гулянье. К нам ездили женщины из девяти домов — шести русских и трех иностранцев и то почти не более двух раз в год: один раз 27 января, в день именин отца, а в другой раз когда-либо с визитом только. Нас брали в 4 места, преимущественно туда, где были дети, с которыми виделись мы тоже не более двух раз в год. Летом обычно мы имели утешение отправляться в Колпино, где чудотворная икона образа св. Николая.

Там, отстоявши литургию и молебен, мы отправлялись на водопад, откуда старший брат покупал нам „змей“, и мы наслаждались пусканием „змея“. Затем подавалась карета, и мы отправлялись в Царское село, где подъезжали прямо к царскому саду, гуляли там часа три и, так как мы имели там знакомых, отправлялись из сада пить чай и ужинать. В Царском селе посещали дворец. Церковь и все досто-примечательности, зверинец. Но это я уже мало помню. Помню, что, по нашему возрасту, нас занимал очень слон, которому при нас давали есть и пить, и лебеди, которые находились во множестве в царском саду.

По приезде, рассказам, как дома, так и в школе, не было конца. Иногда мы ездили в Сергиевскую пустынь, откуда, тоже после литургии и, пообедавши, мы, к неописанной нашей радости, отправлялись в Петергоф, где с восторгом обегивали весь сад и особенно всегда старались видеть царскую фамилию, которая всегда летом там проживала. Мы имели счастие видеть, как сама Государыня удочкою ловила рыбу в пруде. В это самое время был там настоящий Император Германский Вильгельм I. Государь Але-ксандр Николаевич тогда был не более 16 иди 17 лет. При появлении его Государыня приходила в восторга.

При звуке колокольчика, выходила рыба наверх и попадала на удочку. Государыня потом и вся царская фамилия катались в линейках по саду. Где бы она (фамилия - портал Высказывание о жизни) ни находилась, всегда была преследуема. Так русский народ любить своих царей и их семейства! К 8 часам вечера, когда публика собиралась ко дворцу, для царской фамилии поданы были кресла, в которых посидела она до 9 часов.

В 9 часов, когда забили зорю и заиграла музыка „Отче нашъ“, Государыня сотворила на себе крестное знамение, встала, поклонилась публике и отправилась внутрь дворца. Пред дворцем был устроен театр для приехавшего дорогого гостя, нынешнего императора Вильгельма, и весь сад был иллюминовав.

Пьеса давалась китайская ,,Киа-Кинг“(?). В это время с нами случилось странное происшествие. Так как матушка, по данному ею обету, не являлась никуда на гуляния, ни на иллюминации, то попросила, чтобы приказчик проводил ее до кареты. А мы остались с отцом, чтобы видеть когда пойдет Государь и Царская фамилия. Приказчик, проводивши матушку и, возвращаясь оттуда, так как имел привычку очень скоро ходить, почти стремглав бежал и наткнулся прямо на Государя, который ему сказал: „Что ты братец, так не осторожен?“.

Когда он подошел к нам, то не мог слова выговорить от страха и все оглядывался — не ищут ли его. Иллюминация была превеликолепная, или лучше сказать, редкое зрелище. При многоцветных огнях были пущены все фонтаны, вода которых казалась как бы розовою. Поздно вечером мы возвратились в карету и поехали домой».


«Петров пост мы кушами рыбу, не разбирая среды и пятка. Весною в Петербурге особенно хороша рыба — рябушка, корюшка, а в Петров пост ловится отличная лососина и сиги. С лососиною делали ботвинью, из сигов уху, из рябушки и корюшки — жаркое и из свежых огурцов — салат. В Успенский пост мы не кушали рыбы, а постное. 1 августа добывался нам отличный сотовый мед.

На Преображение разрешалась рыба. В некоторые годы говели в этот пост. На Преображение начинали кушать яблоки. День Успения мы проводили торжественно, ибо это был наш храмовой праздник, и у нас бывали гости самые близкие. После вечерни подавался дисерт из всевозможных ягод. В продолжении лета не мало служило в удовольствие варение, которое матушка варила в большем количестве для годового обихода. Хотя мы и немного пользовались (вареньем), но за то ягоды нами пожирались в изобилии.

Осень проводили мы не скучно: в школу мы ходили при свечах и возвращались при свечах. В школе во время сумерек нам было позволено резвиться, а иногда и танцевали между собою. Вечером большею частью мы писали под диктант. Возвращаясь домой к чаю, мы уже уроками не занимались потому, что в это время мы сидели школе и там оканчивали их.

В зимнее время также нас проходило. Когда наступал Рождественский пост, кушали постное, а большею частию рыбу. Матушка во все посты не кушала рыбы по средам и пяткам. К Рождеству Христову нам шили обновки, а в школе за неделю учили рацеи, который мы должны были сказать пред родителями в день Рождества Христова после литургии, за что получали денежную награду. Эти деньги складывались в особый кошелек, который хранился у матери, и не давались нам ни на какие траты.

В эти праздники, в отсутствии отца, мы наряжались по-домашнему, преимущественно в женский наряд. Иван Иванович был за парикмахера…»




На этом обрываются автобиографические воспоминания покойного о. Макария Сушкина, записанные в 1877 году с его слов иеромонахом Миною.

Очевидно, после объявления русско-турецкой войны, когда прекратились сношения Афона с Россией, на досуге о. Макарий хотел воспроизвести в памяти, в общих чертах важнейшие моменты своей жизни и передать их на бумаге, но затем, по окончании войны, за недосугами он оставил эту свою прекрасную мысль невыполненного и свои воспоминания неоконченными.

Но для характеристики самого отца Макария и именно в его детские годы в этом известном отрывке дано нам все, что необходимо.

В приведенном нами отрывке мирской жизни симпатичный образ великого будущего аскета обрисовывается со всей привлекательной рельефностью, которой трудно было бы достигнуть, извлекая черты его жизни из устных рассказов его современников и даже родственников.

 

Очерк жизни и деятельности игумена священно-архимандрита Макария Сушкина - ред и доп. портал Высказывания о жизни

(Житие этого афонского старца публикуется впервые)


 


Очерк жизни Макария Сушкина Первая часть
Детство о. Макария и его воспитание дома и и в школе
Очерк жизни Макария Сушкина: Старообрядцы
У нас светлее и отворяются Царския двери, а у вас нет
Миновала пора счастливого детства
Очерк жизни Макария Сушкина: Сын плакал и украдкой продолжал учиться
Очерк жизни Макария Сушкина: Религиозное воспитание
Воспитание детей в пост
Дети в Страстную седмицу и Пасху
Очерк жизни Макария Сушкина: Какая ты толстая!
Очерк жизни Макария Сушкина: Старец Макарий Воспоминания о детстве Троица

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
© afonnews.ru 2011 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Афон Старец СИМЕОН АФОНСКИЙ статистика